РАССВЕТЫ, ЗАКАТЫ И АРОМАТЫ НАОМИ КЭМПБЕЛЛ

Мы с ней встретились в San Domenico Palace Hotel. Вид из окон был — духозахватывающий. Над нами — только небо. Под нами — только море. Она, как всегда, сняла номер люкс в этом отеле: она любит этот сицилийский город Таормину, а в этом городе — отель San Domenico Palace, который до XVII века был монастырем и жили там только монахи ордена святого Доменико.

В XX веке монастырь стал пятизвездочным отелем, столь любимым Бертолуччи, а также Антониони, а также другими гражданами, ценящими нерукотворную красоту природы в сочетании с рукотворной безукоризненностью сервиса. В частности, она, Наоми, даже не помнит, сколько в точности раз она тут останавливалась.

naomi kempbelНАОМИ НЕ ТЕРПИТ ВОПРОСОВ ПРО ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ. НО ВОПРОС О КОЛИЧЕСТВЕ ЧЕМОДАНОВ, НЕОБХОДИМЫХ ЕЙ В ПОЕЗДКЕ, НЕ ВЫЗВАЛ У НЕЕ ПРОТЕСТА. НАОБОРОТ, ОНА СТАЛА ПРИЛЕЖНО СЧИТАТЬ: ДЛЯ ПЛАТЬЕВ — РАЗ, ДЛЯ АРОМАТОВ — ДВА…

У нее оказалось на удивление крепкое рукопожатие — узкая жесткая ладошка. Она спросила:

— Ну как? Вам тут нравится?

Это был абсолютно риторический вопрос. Нет человека, которому здесь не понравилось бы.

— А вам что тут нравится? В смысле что именно? — спросила я, переводя разговор в более конкретное русло.

— Рассветы и закаты, — сказала она. — Я считаю, тут лучшие в мире рассветы и закаты. Солнце выходит из моря и опускается в море. Когда ты это видишь, ты многое понимаешь… Нет, я вряд ли опишу словами, что именно ты понимаешь. Но что-то меняется в тебе. Я выпустила новый аромат, как вы знаете, — он называется Sunset. Это означает, что во мне что-то изменилось с тех пор, как вышел тот, предпоследний, — Mystery, и уж тем более — с тех пор, как появились Exult и Naomagic. Я стала взрослой. Я научилась видеть не только себя, но и мир вокруг. Я никогда раньше не придавала такого значения тому, что происходит вне меня. Теперь я научилась радоваться не материальным, совершенно не материальным вещам. Например, красивому закату. И тому, что у меня есть возможность просто на него смотреть.

— Означает ли это, что вы перестали нуждаться в вещах материальных?

— Отнюдь! — сказала она и рассмеялась. — Красивую одежду я люблю по-прежнему. И по-прежнему, куда бы и на какой срок я ни ехала, меня сопровождают пять чемоданов. Один для обуви. Второй для брюк. Третий — для вечерних платьев. Четвертый — для юбок и маек, потому что они занимают не так много места и запросто помещаются в одном чемодане… большом.

— А пятый?

— Пятый — это не чемодан. Это косметичка размером с чемодан. И главное место там, разумеется, занимают флаконы с духами. Разумеется, с моими. И, разумеется, я продолжаю пользоваться всеми сразу, потому что выбор зависит исключительно от настроения, а оно изменчиво. Но если вы говорите о «фетише» — так, кажется, называется ваша рубрика? — то фетиш в данный момент у меня такой: закат и аромат Sunset. Вот подождите еще немного — солнце начнет садиться в море, и вы меня поймете. Я уверена.